Счастливчик.

 

На долю Евдокии Васильевны Ромашкиной выпа­ла нелегкая судьба. Но она считает себя счастли­вой и на судьбу не сетует. Счастливчиком назвала ее и военврач, когда молодую девушку привезли к ней с ранением. Уже в мае 1945 г., ведя свою полуторку, подорвалась Евдокия Васильевна на мине. Но по чистой случайности осколком разо­рвало ей только щеку. Это было единственное ра­нение за все четыре года войны. Разве это не счастье?!

Родилась Евдокия Васильевна Ромашкина, в девичестве Пешехонова, 21 апреля 1924 г. в селе Богуслово Становлянского района Орловской области в многодетной семье. В 10 лет забрал ее род­ной дядя в Москву в няньки, а когда нянька стала не нужна, устроил на завод им. Сталина (теперь это завод им. Ли­хачева). На заводе всту­пила Евдокия Васильевна в комсомол. Там же закончила курсы шоферов. Откуда у нее была тяга к технике - она и сама не знает.

В июне 1941 г. поехала Евдокия Васильевна к больной маме в Богуслово, а через два дня село это уже заняли немцы. Пришлось ей бежать, по­скольку знала, что ком­мунистов и комсомольцев немцы не щадили. Так оказалась она в городе Лебедянь Рязан­ской области, где перед ней не стоял выбор куда идти. Страшное желание отомстить за повешен­ную немцами маму, за их бесчинства, которые она успела увидеть, при­вели ее в военкомат. И хотя было ей в ту пору 17 лет, в военкомате ее сразу взяли, поскольку она была шофером, да к тому же и комсомолка.

Месяц была Евдокия Васильевна при военко­мате, пока набирали де­вушек в зенитную артиллерию. Обучение они прошли под Сталин­градом. И первое боевое крещение приняли там же. После освобождения Сталинграда была Кур­ская дуга, затем Польша, где на реке Висла зенит­чицы держали нелегаль­ную переправу. День Победы встретили под Берлином. Евдокия Ва­сильевна помнит, что в этот день они стояли в доме владельца пивзаво­да.

Беседуя с ней, я убеди­лась в том, что события военных лет она помнит до мельчайших подроб­ностей. Помнит, что ко­мандиром полка у них был Копилевич, коман­диром батальона Кочу­бей. Помнит молодого лейтенанта, который еще в начале войны ра­неный упал к ней в окоп. Ранен он был в ногу, и чтобы оказать ему пер­вую помощь она стала стаскивать с него сапог. Когда стащила сапог, то увидела, что часть ноги осталась в сапоге. А лей­тенант говорил ей в это время: "Может, еще встретимся, сестричка?". Но встреча так и не со­стоялась. Где он и что с ним Евдокия Васильевна не знает.

В конце мая 1945 г. солдат Пешехонова была демобилизована, но, как говорит Евдокия Василь­евна: "Захотела еще по­воевать с японцами". Поехала со своей частью на Сахалин. Пока туда добрались, война уже за­кончилась. Сахалин стал для нее первым послево­енным местом жительст­ва. Там она вышла замуж, там родилась дочь Таня. Будучи очень легкой на подъем, Евдокия Ва­сильевна переезжает в Омск, затем в Якутск, где ее руками был построен не один дом, ведь прора­ботала она штукатуром-маляром более 15 лет. В Якутске и на пенсию вы­шла. Вернулась в Омск, а из Омска неуспокоенная душа позвала ее в Нерюнгри. В квартире у Евдокии Васильевны было очень много цветов. "Это потому, - сказала она,- что мечта у меня была выучиться и работать агрономом-цве­товодом".

 

 

 

Т. Рахматова -  старший научный

сотрудник Нерюнгринского музея.

 

Ромашкина Е.В. с подругой Соней. 1943 г.

1