foto1
foto1
foto1
foto1
foto1

Главное меню

МЕНЮ

Медицинская сестра.

Вспомним о ратном подвиге медиков - солдат в белых халатах, не знавших покоя ни днем, ни ночью как в действующей армии, так и в госпиталях тыла страны.

«Совсем еще по-детски угловата.

С веснушками на розовых щеках.

Израненного пулями солдата

Несла она из боя на руках".

Эти строки с полным основанием можно отнести к нашей героине - Ма­рии Михайловне Смирновой. И пусть не выносила она из поля боя раненых солдат, но крови, боли и горя чужого, смертей повидала немало. Совсем юной девчонкой была Маша Кобылкина (Смирновой она стала уже после войны), когда пришлось ей сменить легкое платьице на солдатскую гим­настерку, а вместо дамской сумочки носить санитарную сумку с перевя­зочным материалом.

Родилась Мария Михайловна Смир­нова в селе Новобелое Воронежской области 30 декабря 1922 г. Закон­чила 7 классов и уехала к родственни­кам в Луганск. Устроилась работать в фармацевтическую лабораторию, а учебу продолжала в вечерней школе. В 1939 г. поступила на курсы меди­цинских сестер. Выпустили этих медсестричек досрочно и сентябре 1941г. призвали в армию. Мария Михайловна попала в 1442-й отдельный саперный батальон и нахо­дилась в нем до февраля 1942 г. Затем ее откомандировали в Луганск, откуда она была направлена в полевой военный передвижной госпиталь N 2251. С ним она дошла нелегкими фронтовыми дорогами до самого Бер­лина. Но путь до Берлина был очень труден и длиною в 4 года.

Наши войска отступали. Был пол­учен приказ развернуть полевой гос­питаль под Лисичанском в лесу. Госпиталь быстро развернули, и он тут же был забит ранеными. И снова при­каз по госпиталю: свернуть его. За­грузили 27 машин ранеными и повезли их на станцию. Маша Кобылкина была сопровождающей. Очень их тогда бомбили, высаживали де­сант. Ехали в основном по опушке ле­са, чтобы не так было заметно. По дороге Марие Михайловне приходи­лось оказывать помощь другим ране­ным, вышедшим из недавнего боя. Добрались до Дона, стали переправ­ляться и снова попали под бомбежку. В одном из колхозов дали им повозки, на которые погрузили раненых. И вот так, идя селами, дошли до Северного Кавказа. В одном из ущелий на военно-грузинской дороге развернули гос­питаль. Но вскоре закончилось питание, перевязочный материал. Гос­питаль развернули на северной сторо­не перевала, а одна из наших воинских частей находилась на южной стороне. Перебраться на южную сторону было невозможно, поскольку перевал был завален снегом. И все-таки Мария Ми­хайловна отправилась в воинскую часть за помощью. Идя сквозь снеж­ный коридор, встретила она двоих мужчин в военной форме. Они оказа­лись из военсовета. Так с ними и при­шла в воинскую часть. Дали медсестре перевязочный материал, питание и она вернулась к своим раненым. За это Мария Михайловна была награждена медалью "За боевые заслуги. Потом была еще медаль "За оборону Кавка­за".

Наши войска пошли в наступление, а вслед за ними и передвижной госпи­таль, в котором служила Маша Кобылкина. Когда дошли до Керчи, перевели их в Приморскую армию 2-го украинского фронта. Впереди были Литва, Эстония, Латвия, Восточная Пруссия.

Было это в Восточной Пруссии. Пол­учили они приказ развернуть госпи­таль в одном из городских домов. Только успели это сделать, тут же новый приказ: немедленно госпиталь свернуть. Никто ничего не мог понять, но госпиталь снова свернули в считан­ные минуты. Как только освободили дом, он взлетел в воздух (немцы перед отступлением его заминировали).

Победу 22-летняя медсестра Маша Кобылкина встретила в немецком го­роде  Шверине. Затем их госпиталь пе­ревели в город Росток, где они долечивали раненых. В 1946 г. вы­шла Маша замуж за танкиста и стала Смирновой. Но в армии продолжала служить еще до апреля 1947 г. После демобилизации приехала с мужем в Воронежскую область, а за­тем уехали в Луганск. Профессию медицинской сестры Мария Михайловна не оставила. 32 года про­работала в Луганске медсестрой.Троих сыновей вырастили с мужем. Двое из них в 1978 году приехали в Нерюнгри, а когда в 1980 году умер муж, приехала в Нерюнгри и Мария Михайловна. И хотя была уже на пен­сии,  пошла работать в туберкулезное отделение Нерюнгринской больницы, а оттуда уже ушла на заслуженный отдых.

                                                         

 

  1.  T. Pахматова - старший научный

                                                         Нерюнгринского музея.

 

 

Смирнова (Кобылкина) М.М. 1943г.

1

Моряк, породнившийся с Якутией.

 

Георгий Федорович Помозов приехал в Яку­тию в 1950 г, сразу после демобилизации из армии. Приехал снача­ла в Алдан. В поселке Селигдар начинал работать на электростанции. Все послевоенные годы Геор­гия Федоровича отданы энергетике. Сколько лет он уже на пенсии, а Чульманская ГРЭС для него все равно, что дом родной. Он жил ее за­ботами, интересовался ее работой, да и к нему при­ходили рабочие электро­станции за советом.

О своей фронтовой жизни Георгий Федоро­вич рассказывал немного. Воевал как все, прошел военными дорогами как все фронтовики. Возмож­но это и так. Ведь им всем пришлось делать одно де­ло - защищать Родину. Одни делали это на суше, другие в небе, а третьи на море. В числе третьих был и Георгий Федоро­вич.

Родился Георгий Помозов в­ Смолен­ской области. После окончания 7 классов пое­хал в Ленинград в ремес­ленное училище. По ком­сомольскому набору был принят на учебу в Крон­штадт. По окончании уче­бы направили на корабль, а потом на крейсер "Ки­ров" первым наводчиком. В 1943 г., когда Геор­гию Федоровичу было всего 17 лет, он участво­вал в боях за Ленинград. В тех боях дважды было прямое попадание в крей­сер. Первая медаль Геор­гия Федоровича была "За оборону Ленинграда". Дальше освобождали Прибалтику, помогая при этом нашим наземным войскам.

Победу Георгий Помо­зов встретил в Ростоке. Но после мая 1945 г. продолжал служить еще 5 лет. Только служил уже не на крейсере "Киров", а на корабле «Железняк". С гордостью Георгий Фе­дорович показывал фото­графию крейсера "Ки­ров", которую вручали особо отличившимся при демобилиза­ции с крейсера. Она у не­го, видимо, самая дорогая среди боевых и трудовых наград, которых у него немало.

В Чульман приехал в 1969 г. по переводу из поселка Якокут. И практически вся жизнь была отдана поселку. Единственная дочь Георгия Федоровича и Клавдии Павловны Помозовых живет в Москве, работает врачом. В Мос­кве живут и два их внука. Можно было бы пере­браться в столицу, побли­же к дочери. Но Георгий Федорович не мыслит се­бя без Чульмана, где про­шли лучшие годы, где есть хорошие и надежные друзья, где есть его элек­тростанция, где он просто уважаемый человек. Со временем годы стали брать свое и семья Помозовых переехала жить к дочери.

 

 

                                                                  Т. Рахматова - старший научный

                                                              сотрудник Нерюнгринского музея.

 

 

Помозов Г.Ф. (2-й справа) с однополчанами.1945гф

1

Добрый день, уважаемый друзья!

Нерюнгринский музей открывает рубрику «Мы помним подвиги отцов и дедов», где будут публиковаться статьи сотрудников музея об участниках войны, проживавших в Нерюнгринском районе, фонды которых хранятся в нашем музее.

 

До Берлина не дошла 12 километров.

 

Клавдию Степановну Туроверову все считали старожилом Чульмана. В далеком 1956 г. приехала она к сестрам, да так и оста­лась здесь. Все эти годы работала она в чульманской больнице. Сначала сестрой хозяйкой, затем - заместите­лем главврача по хозяйственной части. На пенсию вышла толь­ко в 1991-м. В Чульмане живут и работают дети Клавдии Степановны. Дочь Наташа в аэропор­ту лаборантом, сын Вик­тор - в автобазе. Когда Клавдия Степа­новна стала вспоминать о войне, то очень развол­новалась, набежали не­прошенные слезы. И было отчего...

Родилась она 30 июня 1923 г. на хуторе Липовский Сталинград­ской области. Закончила 7 классов и медицинское училище. А в 1941г. 18-летней ушла на фронт медсестрой. Военный путь Клавдии Степановны начался в станице Нижняя Черская в составе 368 артполка. Полк вскоре был разбит. Те, кто уцелел, через перевал вы­шли к Сухуми. Там был сформирован 13-й ист­ребительный противо­танковый полк, в составе которого Клав­дия Степановна и воева­ла.

В 1942 г. в боях за Моздок была ранена и направлена в госпиталь под Баку. После выздо­ровления пришлось ей сменить сумку медсест­ры на радиостанцию. В апреле 1943 г. ее на­правили в отдельный батальон, где она пере­училась на радиотелег­рафиста.

До августа находилась в разведке. Так, старший радист-теле­графист 'Туроверова сначала в составе 1-го Северо-Кавказского, а затем 2-го Белорусского фронтов дошла почти до самого Берлина. Победу Клавдия Степановна встретила в Ростоке, в 12 км от Берлина.

18 августа 1945 г. стал для нее счастли­вым днем. Это был день ее демобилизации. Вер­нулась Клавдия Степа­новна в станицу Нижняя Черская. А в дальнейшем вся ее жизнь была связана с северным краем. В родном Чульмане была она очень уважаемый человек. Ве­тераны войны поселка называли ее своим орга­низатором. Она умела собра­ть их когда, нужно было проводить кого-то в по­следний путь, кого-то поздравить, кому-то по­мочь. Это был душевный и отзывчивый

 

Т.Рахматова - старший научный

     сотрудник Нерюнгринского музея.

 

Туроверова К.С. (справа) с однополчанами. Германия. 1945 г.

1

Путешествие фронтовика.

 

Виктора Васильевича Емелина можно назвать ве­ликим путешественником. Но не всегда по своей воле были эти путешествия. Его солдатские странствия в годы войны берут начало под Москвой, затем Кали­нин, Ржев, Вильнюс, Кау­нас, Харьков, Крым, Тракай, Владивосток. Затем его "путешествиями" рас­поряжалась воинская служба. Были Камчатка, острова Курильской гряды, Хабаровский край, Кавказ. И только путешествие в Африку было по своей во­ле.

Родился Виктор Василье­вич 30 октября 1923 г. в селе Яковлевское Костромско­го района Ярославской об­ласти. Семья была большая, детей 8 человек. Но как бы ни было трудно, закончил он 7 классов и поступил в техникум советской торг­овли в Костроме. Проучив­шись 2 курса, выехали студенты техникума летом на стрельбище. Здесь и за­стала их война. Вернувшись в город, все были мобили­зованы на трудовой фронт. Копали под Москвой блин­дажи, рыли окопы. Как только исполнилось Викто­ру Васильевичу 18 лет, вы­звали его в военкомат и сказали ждать повестку. Проходил комиссию в лет­ное училище, но не прошел по состоянию здоровья. А в январе 1942 г. получил 18- летний парень ту повестку, которую велели ждать. Дальше был Калинин, где принимали присягу, а по­том 13-й пограничный полк НКВД.

Вот и первое боевое кре­щение - освобождение го­рода Ржева. Немцы держали этот город как плацдарм для наступления на Москву. По рассказам военнопленных немцев, в город прилетал сам Гитлер и брал с немецких солдат присягу, что они не сдадут Ржев. Город был полностью заминирован. И вдруг раз­ведка принесла страшную весть - население города сгоняется в церковь, кото­рую готовят к взрыву. На­шим саперам удалось предотвратить эту беду за 15 минут до взрыва. Но то, что увидели наши солдаты в городе, не поддается опи­санию. Каждый солдат по­сле этого дал клятву мстить врагу.

В Ржеве, закончив снай­перскую школу и получив снайперскую винтовку, Емелин был направлен в со­став 3-го Белорусского фронта. Освобождал Виль­нюс, Каунас. За первых 10 убитых фашистов получил Виктор Васильевич свою первую награду - орден Славы III степени. Потом был орден Красной Звезды, орден Отечественной вой­ны II степени.

Увидев в молодом солда­те командирские способно­сти, отправили его в декабре 1944 г. в Харьков на курсы офицерского соста­ва. Но не успели еще все собраться на курсах, под­няли их ночью по тревоге и отправили поездом в неиз­вестном направлении. Ут­ром, прильнув к окошку вагона, они поняли что едут в направле­нии Крыма. Прибыв на место, получили задание заняться очисткой Крыма от дезертиров, диверсантов. Шла подготовка к Ялтин­ской конференции. В дни подготовки конференции находился Виктор Василье­вич в охране железной до­роги, по которой приехал Сталин, и аэропорта, куда прилетали Черчилль и Руз­вельт, Как только закончи­лась конференция, курсантов сразу же увезли обратно в Харьков.

День Победы встретил курсант Емелин в Харько­ве, а 10 мая 1945 г. ему уже присвоили звание лейте­нанта. Он был направлен в Берлин в состав 1-го Укра­инского фронта. Из Харь­кова выехал в Москву, получив разрешение на два дня заехать домой. Когда через два дня вернулся в Москву, узнал, что 1-й Ук­раинский фронт находится уже в Вильнюсе. Молодой лейтенант прибыл в Виль­нюс и был назначен в мо­бильный отряд, который занимался уничтожением литовских банд.

В августе 1945-го напра­вили Виктора Васильевича в Тракай в 114-й Русчугский ордена Хмельницкого и Суворова полк. В составе этого полка отправился он во Владивосток на войну с японцами. Но путь от При­балтики до Владивостока оказался слишком долгим, а война с милитаристской Японией  короткой, всего 24 дня. Поэтому и не пришлось Виктору Василь­евичу участвовать в этой войне.

Закончилась война с Гер­манией, с Японией, но не закончилась воинская служба для лейтенанта Емелина. Начал он ее на Камчатке, затем были Ку­рилы. Причем Виктор Васильевич побывал почти на всех островах Курильской гряды. На Курилах нашел он и свое счастье - жену Эмму Ивановну. А что встреча их была счастли­вой, говорит тот факт, что супруги прожили вместе всю свою жизнь.

После Курил направили Виктора Васильевича в 1949 г. в Хабаровский край, а затем в 1955 г. перевели на Кавказ на границу с Ира­ном, где служил он на за­ставе. Только в 1960 г. уволился из армии по со­стоянию здоровья. На по­стоянное место жительства семья уехала в Армавир Краснодарского края. Там Виктор Васильевич работал на консервном заводе. Но, видно, тяга к путешествиям у него не пропала - с 1966 по 1968 год он проводит в Африке. Эти два года про­работал Виктор Васильевич в Судане в городе Кирима на строительстве консервного завода. Исколесив немало дорог, семья Емелиных приехала в 1983 г. в город Нерюнгри, где жили и работали дочь Людмила и сын Вла­димир.

Путешествие - занятие не из легких. Но наш фронтовик Виктор Ва­сильевич Емелин все пути-дороги прошел с честью.

 

 

                                                                   Т.Рахматова - старший научный

сотрудник Нерюнгринского музея.

 

 

Емелин В.В. Камчатка. 1945 г.

1

 Счастливчик.

 

На долю Евдокии Васильевны Ромашкиной выпа­ла нелегкая судьба. Но она считает себя счастли­вой и на судьбу не сетует. Счастливчиком назвала ее и военврач, когда молодую девушку привезли к ней с ранением. Уже в мае 1945 г., ведя свою полуторку, подорвалась Евдокия Васильевна на мине. Но по чистой случайности осколком разо­рвало ей только щеку. Это было единственное ра­нение за все четыре года войны. Разве это не счастье?!

Родилась Евдокия Васильевна Ромашкина, в девичестве Пешехонова, 21 апреля 1924 г. в селе Богуслово Становлянского района Орловской области в многодетной семье. В 10 лет забрал ее род­ной дядя в Москву в няньки, а когда нянька стала не нужна, устроил на завод им. Сталина (теперь это завод им. Ли­хачева). На заводе всту­пила Евдокия Васильевна в комсомол. Там же закончила курсы шоферов. Откуда у нее была тяга к технике - она и сама не знает.

В июне 1941 г. поехала Евдокия Васильевна к больной маме в Богуслово, а через два дня село это уже заняли немцы. Пришлось ей бежать, по­скольку знала, что ком­мунистов и комсомольцев немцы не щадили. Так оказалась она в городе Лебедянь Рязан­ской области, где перед ней не стоял выбор куда идти. Страшное желание отомстить за повешен­ную немцами маму, за их бесчинства, которые она успела увидеть, при­вели ее в военкомат. И хотя было ей в ту пору 17 лет, в военкомате ее сразу взяли, поскольку она была шофером, да к тому же и комсомолка.

Месяц была Евдокия Васильевна при военко­мате, пока набирали де­вушек в зенитную артиллерию. Обучение они прошли под Сталин­градом. И первое боевое крещение приняли там же. После освобождения Сталинграда была Кур­ская дуга, затем Польша, где на реке Висла зенит­чицы держали нелегаль­ную переправу. День Победы встретили под Берлином. Евдокия Ва­сильевна помнит, что в этот день они стояли в доме владельца пивзаво­да.

Беседуя с ней, я убеди­лась в том, что события военных лет она помнит до мельчайших подроб­ностей. Помнит, что ко­мандиром полка у них был Копилевич, коман­диром батальона Кочу­бей. Помнит молодого лейтенанта, который еще в начале войны ра­неный упал к ней в окоп. Ранен он был в ногу, и чтобы оказать ему пер­вую помощь она стала стаскивать с него сапог. Когда стащила сапог, то увидела, что часть ноги осталась в сапоге. А лей­тенант говорил ей в это время: "Может, еще встретимся, сестричка?". Но встреча так и не со­стоялась. Где он и что с ним Евдокия Васильевна не знает.

В конце мая 1945 г. солдат Пешехонова была демобилизована, но, как говорит Евдокия Василь­евна: "Захотела еще по­воевать с японцами". Поехала со своей частью на Сахалин. Пока туда добрались, война уже за­кончилась. Сахалин стал для нее первым послево­енным местом жительст­ва. Там она вышла замуж, там родилась дочь Таня. Будучи очень легкой на подъем, Евдокия Ва­сильевна переезжает в Омск, затем в Якутск, где ее руками был построен не один дом, ведь прора­ботала она штукатуром-маляром более 15 лет. В Якутске и на пенсию вы­шла. Вернулась в Омск, а из Омска неуспокоенная душа позвала ее в Нерюнгри. В квартире у Евдокии Васильевны было очень много цветов. "Это потому, - сказала она,- что мечта у меня была выучиться и работать агрономом-цве­товодом".

 

 

 

Т. Рахматова -  старший научный

сотрудник Нерюнгринского музея.

 

Ромашкина Е.В. с подругой Соней. 1943 г.

1